Касики №171. Великий инквизитор

Опубликовано Март 20, 2016 в Без рубрики

MARKET.casioblog.ruсравнение цен на часы в магазинах вашего города

Медленно открыв глаза, я обнаружил себя лежащим деревянном столе. Ноги и руки были застегнуты стальными пластинами, но головой я мог вертеть по сторонам. Правда увидеть ничего не получилось — в помещении было темно, в воздухе витал спертый и сочащийся сыростью воздух. Холод забирался под льняную рубашку и щекотал кожу.

Мои глаза постепенно стали привыкать к полумраку, и я решил немного осмотреться, настолько, насколько хватало моих ограниченных двигательных способностей. Камера представляла собой прямоугольное помещение, с одним единственным маленьким окошком под потолком, стянутым стальными прутьями. Света через окно проходило совсем немного, и решил, что на дворе либо ночь и это частичка лунного света, либо это глубокий подвал, в который дневной свет попадает с превеликим трудом. Стены были испещрены какими-то рисунками, во основном перечеркнутыми группами по несколько линий. Бывшие здесь до меня заключенные явно считали что-то таким образом. Часы? Дни? Недели? Годы? Да, в таком подвале запросто могут сгноить человека, заперев его на неопределенный срок, и подкидывая ему очередную порцию пищи в маленькое окно в обитой тяжелой ковкой двери. А кстати, где сама дверь? Справа от меня на дальнюю стену свет совсем не падает и в той стороне совершенно ничего не видно. возможно она там. Но, это для меня всего лишь предположение, ибо в моем теперешнем положении ничего проверить я не смогу.

… Когда глаза совсем привыкли к полумраку, и я смог различать мелкие детали на грубой, выщербленной годами, и исписанной руками предыдущих пленников стене, я увидел Его. Он стоял неподвижно, как раз в том месте где, как я предполагал, находится дверь. И верно, краешек тяжелой двери из-за его спины был виден. Человек молча стоял и смотрел на меня. Он казался мне грузным человеком, хотя был ли это человек, а не всего лишь призрачный объект из моего, одурманенного бессознательным состояния. На груди его поблескивал крупный медальон, а грузность его внешности придавало длинное платье, закрывающее его до земли. Возможно это священник, облаченный в монашескую рясу.

Человек некоторое время рассматривал меня, а затем неспешно, еле шурша полами одеяния вышел из тени. И я узнал Его. Это был Великий инквизитор, самый страшный человек во всей Испании, человек, которого боялся сам король. Молот еретиков, как его в народе называли. Лицо его было крупным, морщинистым, и таким, будто оно с самого рождения не знало, что такое радость и счастье.

-И так,  Монтегю, я могу теперь с вами познакомится. Я столько о вас слышал, но никак не имел возможности лично побеседовать о ваших деяниях. — он говорил тихо и протяжно. Его голос был приятен слуху, и если бы не его внешность и имя, я бы с удовольствием ему исповедался. — Итак, — повторил он, — вы у нас, тот кто идет против церкви, и посрамляет слово божие, и делает это прилюдно. И еще заявляет о каких-то несуразицах, что вносит смуту в народ. Вы утверждаете, что бога нет. И что мир не был создан кем-то одним. Я не буду продолжать ваши слова — все это есть в протоколе суда. Я здесь лишь для того, чтобы переубедить вас перед смертью, и сделать это я намерен любыми способами, а я знаю их, поверьте, не мало. Не будем разглагольствовать и, пожалуй, приступим.

Он постучал в дверь. В комнату ворвались двое, один подскочил ко мне и ударил чем-то тяжелым по голове. Комната тут же расплылась и я погрузился в полную тьму.

Испытание первое.

… Из моей глотки должны были вырываться крики, но слышались только хрипы. Быль была адская. Я чувствовал, что пара ребер моих сломаны и это не давало мне кричать от боли. После первого падения я понял, что правая нога также недееспособна, ключица выбита.

-Вам не больно? — наклонившись ко мне Великий инквизитор протяжно и ласково спросил. Я даже смог различить на его лице какое-то жалкое подобие улыбки, которая как будто растянула лицевые мышцы первый раз в жизни. — Вы все еще уверены, что бога нет? Не желаете ли исповедаться, и принять слово божье? Физические страдания тут же закончатся, мы очистим вашу душу огнем, и она будет спасена. Так как, Монтегю, Бог с вами?

-Бога нет. Создателя нет. И человек — не раб божий.

-Хорошо, тогда я вам предложу следующее…

 

Испытание второе.

… Мне казалось, что органы поменялись местами. Сломанные ребра, видимо, сместились и воткнулись в легкие. Рот наполнился кровью, и я стал захлебываться. От болевого шока тело обмякло и часть конечностей перестала отвечать на приказы. Меня вытащили из вертушки и бросили на дощатый пол. Вот теперь я заорал, разбрызгивая кровь вокруг.

-Монтегю, вы еще дышите? Мы должны с вами успеть воссоединиться с Богом, пока вы еще в сознании и… нет, не могу сказать, что в здравии, — его лицо стало улыбаться шире. Черт, до чего же жутко смотреть на этого дьявола, прикрывающегося мантией священника.  — Ну так что, мы с вами уверовали во Всевышнего и хотим его принять в свое сердце?

Я, выплюнув остатки крови в его сторону, решил ничего не отвечать. Говорить из-за сломанных ребер я почти не мог, да и мой плевок, думаю будет ему полноценным ответом на его увещевания. Лицо Торквемады изменилось, корявая улыбка исчезла с его лица, и сменилась жуткой гримассой. Но, все же, он выдохнул и спокойно произнес: -Что ж, продолжим…

 

Испытание третье.

… Я плохо понимал, что происходит. Тело мое совсем перестало реагировать на приказы. На боль я уже не обращал внимания. Она была везде, и была настолько сильной, что слилась в единый поток и стала моей сутью. Изображения, что выхватывали мои глаза расплывались, и вокруг плавали какие-то пятна. Я чувствовал, как голова то сжимается то расширяется от внутреннего давления, и чувствовал, как из ушей потекла кровь.

Торквемада, или то красное пятно подплыло ко мне и что-то начало говорить, но ватные, кровоточащие уши сквозь шум пульсирующего давления передавали лишь обрывки слов.

-… как жаль… не сможете… обратиться к Богу… …последняя возможность… … прощение… … последняя исповедь… … костер…

Я сохранил… Я сохранил свое сознание, я не поддался. Меня бы все равно сожгли, пусть и принял был спасение в Боге. Но я не могу принять спасение в том, чего не существует. Я человек науки и верю, что правда когда-нибудь восторжествует, и человек примет свое спасение в своем разуме, в своем интеллекте, и мир…

Я провалился во тьму…

VN:F [1.9.22_1171]
Нам важно знать правду:
Rating: 4.2/5 (5 votes cast)
Касики №171. Великий инквизитор, 4.2 out of 5 based on 5 ratings

About AlexZander

Люблю писать информационные материалы на тему помощи при выборе часов Casio. Увлекаюсь новинками, делаю обзоры и пользуюсь своими SPF-40-1V, AW80V-5B, GD-350, AE-1300-4A, MTP-1349GL.

Актуально и уже продаже:

Доверяем в России:

Доверяем в Украине: